title
Рыцарь печального голоса

Время МН
Рыцарь печального голоса
Ирина Корнеева
Время МН, 21 сентября 2001г., стр. 8
Премьера спектакля «Кихот и Санчо» состоялась в Театральном братстве Оксаны Мысиной.
Вообразите: вы - испанец. Еще вообразите, что вам предлагают это сделать два лилипута и что общаются они с вами, как с малыми детьми. А дальше представьте, что вам очень приятно им подчиняться и внимать всему тому потоку сознания, который Виктор Коркия назвал пьесой «Кихот и Санчо», а Оксана Мысина поставила в своем недавно созданном Театральном братстве (названном, видимо, по аналогии с Театральным товариществом Олега Меньшикова).
Актриса дебютирует в нем как режиссер-постановщик и играет Санчо — достойного и (или) согласного актера мужского пола на эту роль так и не нашлось. Это современная пьеса с современными текстами, по мнению Оксаны Мысиной, представляющая собой живую классику. Вкус у нее отменный. Но действия в спектакле почти нет. Все место заняли мысли Дон Кихота. У «Кихота и Санчо» есть подзаголовок — «Магическое Действо в Глубине Души», причем все с большой буквы. Это не из-за вселенной в автора бациллы величия, а потому, что там действительно и буквально очень много внутреннего мира и почти нет внешнего. Метафизическое вытеснило все физическое. «Где мы?» — «В воображении». Где осел с конем ведут беседы. Лучшие кастаньеты — бухгалтерские счеты. Чехов, с подачи Виктора Коркия, не рождается, а умирает в Таганроге, и в связи с этим Таганрогом Санчо называет свой остров — землю в тазике с комнатными растениями. Он вообще страдает комплексом: а чем я хуже Чехова, и он в отличие от Дон Кихота в глубине души впервые в жизни. Санчо, как связующее звено в цепи мыслей идальго, едва ли не центральная фигура спектакля. Он готов ввязаться в бой с ветряными мельницами вместо Дон Кихота. Написать рыцарский роман. Взлелеять образ прекрасной дамы и корректировать все свои поступки с ее вымышленным существованием. Поставить безошибочный диагноз: упадок всех душевных сил — от авитаминоза, а мужчину к женщине влечет тяга по малой родине. Кихот (Дмитрий Писаренко) при нем (точнее, при ней — Оксане Мысиной) — рыцарь не столько печального образа, сколько печального голоса, которым были озвучены в других местах — на радио — библейские тексты. Голоса обволакивающего и умиротворяющего. Передающего бездонность человеческой души лучше пропасти и запоминающегося больше, чем все драматургические остроты и режиссерские дебюты, вместе взятые.
Подобные «глубокодушевные» тексты режиссерам развязывают руки. Актерам открывают глаза. А зрителям прививают тягу к бессознательному, которое, как оказывается в спектакле Оксаны Мысиной, можно инсценировать.

Ирина Корнеева, 21-09-2001

In English
Новости
Оксана Мысина
Братство
ОКСи-РОКс
Форум
Касса
Ссылки




© 2003—2006, Театральное братство Оксаны Мысиной
E-mail: mysina@theatre.ru
+7 (495) 998-63-43 (пресс-атташе Оксана Ряднина)